Иван Фармаковский

Июль 1, 2013

Фотография Иван Фармаковский (photo Ivan Farmakovsky)

Гражданство: Россия

Музыканты, как летчики, – плохие не выживают

В ближайший вторник в Московском международном Доме музыки джазовый пианист, выпускник Гнесинской академии Иван Фармаковский представит новую программу Next to the Shadow. Название говорит само за себя: Иван, известный ранее как джазовый сайдмен, будто «выходит из тени» великих джазовых мэтров, с которыми он играл еще со студенческой скамьи. В проекте Ивана выступят американские джазмены: Эдди Хендерсон (труба), Угонна Окегво (контрабас), Джин Джексон (барабаны). Специальный гость саксофонист Игорь Бутман.

– Иван, как вы сами переводите название программы Next to the Shadow? «Следующий за тенью»?

– Скорее всего, «Вслед за тенью» или даже правильнее – «Рядом с тенью».

– Это попытка выйти из тени великих джазовых музыкантов?

– Это название для меня очень дорого и ассоциативно. Но будет хорошо, если каждый слушатель придумает для себя личное объяснение этому. Вряд ли стоит, например, спрашивать у художника-абстракциониста, что он имел в виду, нарисовав свою картину.

– Как вам удалось привлечь к совместной работе таких «звездных» музыкантов, своего рода джазовый интернационал?

– Помог мне собрать всех вместе Игорь Бутман, за что ему огромное спасибо. Понятно, что надо как-то жить, кормить семью, детей… Вас сия чаша миновала. У вас счастливая джазовая судьба. Джазовые критики вас называют одним из лучших джазовых пианистов столицы…

– Ну, скажем, чаша сия меня тоже не миновала, но это уже в прошлом… А у летчиков есть такое понятие: нет лучших, есть очень хорошие, есть просто хорошие, а есть неважные. Плохие летчики не выживают, потому что они сразу падают. В музыке то же самое – плохие музыканты просто не выживают в условиях здоровой конкуренции.

Но он закрылся… Теперь это происходит разве что в клубе «Союз композиторов», и отчасти в «Джаз Тауне».– Многие ваши коллеги, джазовые музыканты, играют с поп-исполнителями.

Особенно когда за ним ничего не стоит, когда им прикрывают собственную бездарность, а таких примеров мы с вами знаем, к сожалению, немало…Дата публикации: 16.04.2009

– Еще в нем есть басист с экзотическим именем Угонна Окегво…– Он – афро-американец с нигерийскими корнями, но родился в Германии. Очень известный и почитаемый в Нью-Йорке басист. Он оказался совершенно замечательным парнем.

Я к нему обратился и сказал, что у меня есть большое желание и возможность поехать в Нью-Йорк записать альбом. В роли барабанщика я очень хотел видеть Джина Джексона. А с Райаном Кайзером мы выступали в Lе club буквально полтора года назад, сыграли серию концертов…– То есть, как я понимаю, отношения с Бутманом у вас достаточно длительные и серьезные?

– Я три с половиной года проработал в его квартете и биг-бенде, и по сей день мы с ним поддерживаем довольно теплые дружеские и профессиональные отношения. И когда я попросил его помочь мне с организацией этого процесса, выяснилось, что у него как раз в этот момент оказалось время на поездку в Нью-Йорк, и он с удовольствием согласился принять участие еще и в самой записи. Так образовался наш интернациональный коллектив. Только я не имею в виду русский рок.

– А джаз вообще можно как-то популяризировать или не стоит этого делать? Он так и будет искусством для избранных?

– Мне кажется, что такие попытки уже были. Взять хотя бы босановы Жобима: его альбомы были на вершине хит-парадов многие годы. Это тоже джаз. Вокальная джазовая музыка более доступна, поэтому и достаточно популярна. А вот инструментальная по популярности вряд ли сможет с ней конкурировать – ее сложнее воспринимать неподготовленному слушателю. Но у нее есть своя публика. Так же, как в классической музыке…

– А вам не кажется, что в любом жанре должен быть яркий, харизматичный, эпатирующий лидер? Тогда к этой музыке потянутся люди.

– Харизматичный – безусловно! Яркий – безусловно! А вот что я в своей жизни не приемлю, так это эпатаж. Меня он раздражает. С ним было очень легко играть, и он с большим азартом разучивал мои композиции.– В Москве есть места, где можно послушать хорошую джазовую музыку?– К сожалению, крайне мало. Раньше был такой клуб – «Le club», в котором происходило много чего интересного, и где джаз звучал практически каждый день.

Фотография Иван Фармаковский (photo Ivan Farmakovsky)